Новые КВ: память сердца

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новые КВ: память сердца » Творчество » диссонансы


диссонансы

Сообщений 1 страница 30 из 68

1

да.

0

2

3

http://savepic.org/690275m.jpg

вот оно **

не так уж плохо, как могло бы быть.
покраска, конечно, очень халявная, но я буду тренироваться)

+3

4

лён.
ты красаучик) А я - некудышный критик) Мне нравится, правда.

0

5

Звёздный Ив
надо было сказать, что шарфик халявный :р
спасибо, ога)

0

6

святая.
спасибо)

0

7

потребовались всего лишь пять колоров от Джесси, чтобы разделаться со всеми заказами)
http://savepic.ru/1645941.jpg http://savepic.ru/1642869.jpg http://savepic.ru/1699188.jpg http://savepic.ru/1703284.jpg http://savepic.ru/1679735.jpg

0

8

лён.
Не очень нравится расположение глаз,
а так молодца. **

0

9

Веселова ^
http://savepic.ru/1700017.jpg

0

10

# 16. бабьему лету посвящается.

Она иногда рисовала своего ангела-хранителя ручкой, но он у нее получался большеглазым и похожим на девочку. Она этому смеялась и пыталась зарисовать то, что получилось, но глупые линии все равно оставались заметными. Тогда она вырывала листок - если, конечно, на нем не было написано ничего важного, - аккуратно складывала его и выбрасывала.
У нее был большой смешной кот, рыжий, лохматый и зеленоглазый, как и она сама. Его звали Петровичем; он любил греться на батарее и близоруко щуриться на солнце. Он мог видеть ангела и уже давно привык к нему, как к старому знакомому, даже иногда пытался потереться о его ноги и очень удивлялся, когда это у него не получалось.
Она до сих пор любила солнце и сказки про муми-троллей. А больше всего ей нравились те десять дней осени, когда весь мир становился добрым и рыжим, прямо как они с котом, в парке можно было собирать букеты и каштаны, а по воздуху плыли почти невидимые паутинки. Ангел вздыхал и сдувал с принесенных в дом мокрых кленовых листьев вирусы птичьего гриппа.
По утрам она рассматривала свое отражения в стекле троллейбуса и недовольно хмурилась своему большому носу и веснушкам на щеках. Тогда ангел становился человеком - лишь на секунду, необходимую для того, чтобы она почувствовала на себе чей-то восхищенный взгляд.
А когда у нее сломался плеер, она сделала странное открытие: оказывается, каждая чашка чая на самом деле как песня. Ставя на газовую плиту древний чайник и насыпая себе в чашку заварки, она мурлыкала себе под нос "Королевну", а кот с ангелом наблюдали за ней каждый со своего любимого места и грелись ощущением домашнего уюта.
А вечером, когда все было сделано и последняя книга дочитана, она со вздохом сожаления о том, что такой чудесный день прошел, ложилась спать. Перед тем, как заснуть, она долго ворочалась с боку на бок с закрытыми глазами и улыбалась, а ангел наклонялся над ней, такой смешной, растрепанной и страшненькой, и долго смотрел на нее с какой-то странной улыбкой.
А ей в это время почему-то вспоминался русый мальчик с голубыми глазами, с которым они были друзьями-неразлейвода в детском саду и один раз даже сбежали вместе с тихого часа. А потом он с родителями куда-то переехал, и она после этого держалась в стороне от остальных детей, иногда думая, как же он там живет.
В самом деле, не могла же она узнать, что мальчик этот так и не попал в первый класс.

+3

11

язва.
чудесно)
а продолжение случаем не будет?

0

12

.crucian написал(а):

чудесно)
а продолжение случаем не будет?

ой, я не знаю.
если будет вдохновение, то почему бы и нет? ^

0

13

язва., аы, как здорово написано *___* очень красиво, да х33 Аж у самого вдохновение появилось, что чего-нибудь написать х___х"""

0

14

язва. написал(а):

если будет вдохновение, то почему бы и нет? ^

мням **

0

15

Падший Ангел написал(а):

язва., аы, как здорово написано *___* очень красиво, да х33 Аж у самого вдохновение появилось, что чего-нибудь написать х___х"""

йожик, я рада, что тебе понравилось ^

.crucian написал(а):

мням **

хехехе)

0

16

язва.
Браво, Джу. Кратко, сильно и очень своеобразно, что ли. : D

0

17

Svirelle.
спасибо)

0

18

начала с самого начала перечитывать свое творчество и решил немного его причесать. убрать маленькие ошибочки и прочую лабуду.
плюс - не все еще читали, может, кому-то будет интересно.

#1

Смотри, я начала писать стихи.
От грустных мыслей легче не становится,
А в голове идеи друг за другом гонятся.
Мои надежды слишком велики.

Смотри, я начала писать стихи.
Все, кто мне нужен и к кому мне хочется -
Не более, чем сотни ярких точечек.
Менять могу движением руки.

Смотри, я начала писать стихи.
Наверное, не стану королевой слова я,
Но как хотела я вернуться снова бы
В мечты, которые пока что далеки.

Смотри, я начала писать стихи
В своем бессильно-сильном виде эгоизма.
Бессмертье и признание капризны,
А их пути тернисты, злы и нелегки.

Смотри, я начала писать стихи.
Весна здесь всех нас обманула - честно ли?
С наследством зим играя безответственно,
Засыпала дождем материки.

Смотри, я начала писать стихи.
Как результаты аутопсии моего сознания,
Как расшифровку старой тайны мироздания.
И для тебя я тоже начала писать стихи.

0

19

# 2. белый.

И в этой веренице
уплывающих календарных дат
и неоконченных цепочек метафор
она
была счастлива.
Но иногда просыпалась
и пыталась найти смысл в этой секунде:
сейчас,
сейчас.
И не находила.
Пугаясь,
принималась разговаривать с неодушевленными предметами,
но стены - плохие собеседники.

0

20

лён.
а кинь старых стихов, а?
мне лень искать старую тему х)

0

21

.crucian
любой каприз за ваши деньги ^

# 3. постапокалипсис какб.

Мы не циники, нет. И совсем не безумцы.
Просто мы заскучали немного внутри
И устроить решили небольшую прогулку.
Ведь всего от зари и до черной зари.
Ведь за стенами этой моей цитадели
Время всенепременно меняет свой ход,
Путает направленья, а свои же законы
Исполняются с точностью "наоборот".
Этот мир монотонно-бескрайне-коричнев,
Но не нас обманули, а мы обманулись.
Мы доверчивы слишком, до неприличия,
И мечтами - своими же! - мы захлебнулись.
А теперь неизбежно придут рэкетиры
И, конечно, придется платить по счетам.
Мы - посланники обреченного мира,
Обезличенно-странного, дальнего "там".
Танцевали легко в безвоздушном пространстве,
Чтоб не помнить о всей нашей жизни в аду.
Но мой старый, побитый скафандр сломался.
А, оставь! Все равно я еще пропаду.
И в угасшем обугленном вихре,
Что нести будет наши тела,
Мы получим то право - ответы услышать
На вопросы о сущности зла.
Сами мы виноваты - да и кто с этим спорит?
Это было так просто понять.
В бесконечно расплавленном нами же городе
Уже поздно хоть что-то менять.

0

22

# 4.

На фото - уставших обычных два человека.
Легенда, конечно, красивей была, чем они.
Ведь соединились, ведь жили, ведь вместе навеки,
И, дозу свинца приняв, за руки вместе ушли.

А мы-то с тобой - конечно, мы стали другими.
Меняются жизни, а время с пространством не в счет.
Уже все равно, как в истории люди любили.
И темными водами Стикса забытье сквозь пальцы течет.

Мы так уязвимы, что выразить нельзя слабость.
И верить, что время признания все же придет.
Мой лже-эгоизм, в нем я тщательно спрятала радость.
И ты маскируешь сознания вечный полет.

Но мы раскопали же сказочку эту в архивах
И, сдув псевдоисторическую пыльцу,
Задумались. Ты улыбаешься странно и криво.
Почти не дрожащую руку с наганом к виску поднесу.

0

23

# 5. поэзия в прозе, проза в поэзии. [eще один белый]

Не думаю, что ты прав.
Этот город на темной реке -
блестящий, полупризрачный и удивительно трехмерный -
не может быть настолько плохим.
Его асфальтовые тропинки между светлыми коробками домов,
бродячие коты и собаки,
бесконечные голуби,
отлитые из железа и многослойно покрашенные детские площадки.
Его маршрутки,
заезжающие в частный сектор, чтобы объехать пробку,
его чистое весеннее небо над грязной, заплеванной окурками остановкой,
его литые канализационные люки.
Его исторический центр, где каждый дом -
кроссовер взаимосвязанных биографий,
его вечерние пробки и запах перегара в троллейбусах,
наводнившая улицы разномастная толпа.

0

24

# 6. я не знаю, почему Лондон. пишется Лондон - пусть будет Лондон.
Сколько в моей жизни было этих самолетов,
Никогда не угадаешь, где же он не приземлится.

Нас было двое - Дженни и Джек, Джек и Дженни - как героев какого-то мультфильма.
Мы ехали в немытом вагоне лондонской подземки, держась за руки и дремая. Бесконечно сонное серое утро не проникало в метро, но люди неизбежно приносили его частички с собой.
Тихо сонно. Жарко. Огонь.
Огонь? Нет, огонь иррационален, его не должно быть в этом тихом, замкнутом, заполненном телами пространстве. Тем не менее, он вторгся сюда внезапно, безнаказанно, расшвыривая взрывной волной остатки тел, брызги пластика и детали обшибки, а поверх - запах крови и страха, густой, соленый.
Большинство даже не успели понять что происходит.
Нас с Дженни тоже отшвырнуло, разъединило, я ее не вижу. Беспомощно прижат к горячей, податливой двери. Не двигаюсь. Оцепеневшие мысли прикованы к огню.
Дым удушающей волной подбирается к горлу. Не чувствую ни боли, ни онемения, лишь этот дым - тяжелый, едкий, маслянистый, как из трубы крематория.
Дикий страх вытеснил из головы все эмоции как дым - ощущения. Мысли, чувства, желания - я беспомощное растение, оказавшееся на пути пожара. Молюсь чему-то неведомому, высшей силе, но молюсь где-то в глубине подсознания, где еще сохранились остатки жизни.
Взгляд застыл. Чувствую руку. Удушье.
Темно.
Смерть?
Исчезаю.
Из темноты выхватывают больничный запах и стерильно-белый цвет стен, а еще - зеленая форма хирурга, этого мерзкого зеленого оттенка, который вовсе не успокаивает так, как должен, а вызывает лишь страх и отвращение.
Мой друг врач.
Раньше я говорил это только когда помогал ему клеить девченок в баре, или ссылаясь на него тогда, когда мое мнение требовало подтверждения.
Теперь - он моя последняя надежда.
Мой друг врач.
Мой друг врач.
Фраза крутится в голове, отторгнув все, кроме воспоминаний, которые с ней связаны. Прокручивается снова и снова, как запись на пластинке.
Вижу себя со стороны, маленького, смешного, жалкого, вскрытого как устрица. В шапочке, как для душа.
Вообще-то их надевают всем в операционной - и пациентам и хирургам. Но мое сознание сконцентрированное на этой чертовой шапочке, воспринимает ее как нонсенс.
Мне смешно, потому что нонсенс - всегда смешно.
Монитор пищит.
Опять исчезаю.
Просыпаюсь.
Дженни?
Что с ней?
Впервые вспоминаю про нее за... сколько? Любые попытки логично мыслить заканчиваются болью в голове. Хватаюсь за гладую поверхность цифр. Ничего не значат. Ничего.
Я лежал еще долго.
Не спал.
Видел отражение рассвета на том же стерильно-белом потолке.
Потом пришел мой друг врач.
- Будешь жить, - привычно снял перчатки. - Левое полушарие пострадало от нехватки кислорода и по крайней мере еще полгода будет плохо функционировать. Селезенку пришлось заменить - задело осколком. Но будешь жить.
Все мои мысли, вся моя душа, все мое неподвижно искалеченное существо собрались в одно целое, в одну чекунду чистой энергии, чтобы проорать вслед уходящему вслед один немой вопрос. И мой друг врач, повинуясь этому безмолвному призыву, бросает вслед одну аккуратную фразу.
- Будет жить.
Он вышел.
К горлу - тошнота и смех.

0

25

#8.

Пальцем по пальцу, мозолью к гитарной струне,
бесконечностью,
тихой вечностью.
Только те чувства остались оплавленной мне,
мертвым холодом,
вечным голодом.
Я надрываюсь, я плачу, пытаясь сказать,
доказать тебе,
показать тебе,
но для начала мне нужно закончить играть,
мысли скованы,
но не сломаны.
Время исчезло, ушло, взорвалось, нас уже зовут,
в этой комнате
жизнь картонная.
Люди бегут, слышат-дышат, едят и живут,
нарисованной
связью порваной.
Я умерла, ожила, разложилась, взошла
уже тридцать раз
лишь за этой час.
Самосожгусь - улыбнусь: не вернусь - и дотла.
Все закончено.
Я испорчена.

0

26

#9.

Когда-то я уйду от вас в леса,
уйду,
и буду ставить палатку,
и буду смотреть на дождь,
и буду рвать папоротники,
и буду разводить костры,
на которых буду сушить порванные кеды.
И перестану видеть в осени безнадегу, а в лете - депрессию.
Перестану.

0

27

#10. обожемой, я фикрайтер ==

Название: обойдется без названия чудо это.
Размер: драббл, чо.
Бета: отродясь не было и не будет.
Фэндом: Doctor Who
Персонажи: Джек. все. хд
Жанр: сделаем вид что этот кусочек можно пафосно назвать "незагоняемым в жестокие рамки жанра"
Рейтинг: РG
От автора: я не фикрайтер. =____= и шапки тоже писать я не умею.
зы: спасибо Яде, благодаря которой я и решилась родить эту хрень. впрочем, хренью я втайне горжусь ^^' надеюсь, я тебя на разочарую х)
видеть пух и перья
рухнувших империй.

Нажраться в дешевом баре - что может быть пафоснее? И неважно, будет ли поводом болезнь близкого родственника, смерть домашней зверушки, развод или повышение цен. Другое дело, если напиваться методично, медленно и с какой-то пугающей самоотдачей, причем без причины и без повода. Потому что попытки обезвредить комок спутанных причинно-следственных связей, покрытых налетом эмоций, поселившийся где-то в солнечном сплетении и периодически поднимающийся к горлу - это, конечно, не так круто. Люди сразу начинают думать, что ты просто алкаш. Но сегодня он не играл на публику.
Нет. Вот завтра он превратится обратно в капитана Джека Харкнесса, самоуверенного и всеведущего аки полубог, снова начнет флиртовать со всем, что движется и ехидно улыбаться в ответ на 'Delete' и 'EX-TER-MI-NATE'. А сегодня... сегодня не трогайте.
В небольшом кафе, который правильнее было бы назвать дырой в стене, играла "Мадемуазель танцует блюз".
Воспоминания. Людей он в своей памяти хранил особенно бережно, безжалостно для этого вытряхивая из памяти килограммы отчетов по съеденным завтракам и почищенным на ночь зубам. Люди. Его светлая и чистая, верящая в фей, его циничный, вспыльчивый, но несмотря на все такой ностальгический, его такой странно-прямолинейный, умеющий готовить лучший в мире кофе, не_его темноглазый и удивительный, носящий чудеса в кармане, и еще многие: неназванные, не перечисляемые - сегодня все смешаются и черты одного человека перейдут к другому. Это продлится недолго, но развлечет.
Девушка-бармен, протирающая стаканы, смотрит на него устало и без интереса. Скоро она пойдет домой и ляжет спать, и "завтра" у нее будет точно такое же, как "вчера" и "сегодня". Ей можно даже позавидовать.
Чувство, что он попал в сказку, исчезло у него очень быстро. Бессмертный - значит вечный. Сначала будешь смотреть со смехом на людей, у которых над головой кружится постоянная черная мара смерти, потом впадешь с затяжную депрессию, наблюдая, как уходят все, кого ты любишь, потом забудешься, потом придется смириться, потом ты постепенно растеряешь всю ту немногую человечность, которая у тебя к тому времени еще будет оставаться. А в самом конце Вселенная взорвется. А ты останешься - ты же вечный. Правильно он сказал: факт. Не живое существо, а сухая неизбежность.
Пивные алкаши за спиной явно дошли до апогея возможного веселья. Он мысленно пожелал им удачи. У них это по крайней мере получалось лучше чем у него.
Он - не сторонник дешевой философии, но сейчас разжеванные донельзя прописные истины так и лезут в голову. Промежуток ночь-вечер сегодня был очень поэтическим, но он - не поэт. Ему бы два слова вместе связать для того, чтобы попросить еще стакан у равнодушной барменши. Он уже давно пьян и чуть ли не засыпает. Идти бы домой, да вот только некуда. Девушка подсаживается ближе, но сегодня он тут не для того.
Он расплачивается. Он уходит.

0

28

#11.

я пока не умерла
я чувствую свои пальцы,
свои глупые детские пальцы
с мыльным привкусом у себя во рту
я чувствую жжение в горле
наверное от мыла
я чувствую свое движение
дыхание
жизнь
не могу написать слово "чувтсвую"
я
балкон сегодня новый
запах сигарет сегодня новый
дождь сегодня новый
туман сегодня новый
с запахом леса и сосны.

0

29

#12. убейте.меня.нафиг.

Название: я пока еще живу надеждой, что фики - это у меня гормональное, преходящее. поэтому еще не буду давать им названий ==
Размер: драббл.
Бета: none
Фэндом: Criminal Minds, которые, вестимо, никому не знакомы. ><
Персонажи: доктор Спенсер Рид в качестве главного героя. Алсо, упоминается вся гоп-компания в новом своем составе.
Жанр: я придумаю новый жанр. хд
Рейтинг: низнаю. маньяки, все-таки.
От автора: я все еще не фикрайтер.
и да, ООС будет в больших количествах все же. не говоря уже о альтернативной истории, странности и депрессивности ^
Все - непогрешимы, недоступны смерти. Все - из резины.
Единственная реальная боль - его собственная.

Дождь, тем не менее, продолжал литься на город Куантико, штат Вирджиния, как будто бы вознамерившись полностью заполнить его собой, бесстрашно направляясь в узенькие переулки неблагополучных районов и отыскивая на домах незаметные щели, через которые можно было бы просочиться в квартире. Интересно, в Лас-Вегасе сейчас тепло? Спенсер не знал, он давно не звонил матери. Не хотел почему-то, хотя роднее унего теперь никого не осталось. Вероятно, не хотел, потому что только мать и ассоциировалась у него с куда более хорошими временами. Хотя в его случае можно было бы запросто сказать, что у него и времен-то по-настоящему хороших не было. И детство, и школа, и университет, и работа - все изгажено, опошлено, испорчено, смешано со своей долей дегтя. Пятна крови, убийств и психозов на чем-то светлом, родном и домашнем. У него же никогда не было настоящей семьи. А потом она появилась - как из сказки. Веселая, шумная, сплоченная и питающаяся китайской едой. Без преувеличения можно сказать, что Рид жил на работе, отдавал ей всего себя, все свои сверхчеловеческий интеллект, искалеченную душу и тщедушное тело для того, чтобы стать ее частью. А больше всего он ненавидел, когда что-то, связанное с работой, начинало отравлять его семью изнутри. Тогда становилось как никогда ясно, что их привязанность, их дружность, их идеальное понимание друг друга - всего лишь следствие того, что каждый день эти люди в восемь часов утра просыпаются для того, чтобы снова столкнуться со страхом - диким, мерзким, животным, выворачивающим наизнанку. С самой ужасной частью жизни, с тошнотворным осознанием того, что нам, людишкам, не надо никаких инопланетных завоевателей, мы сами себя уничтожим. И они храбрились, они пили и ели свою ложную браваду до тех пор, пока не подошли к концу.
И тогда отдел поведенческого анализа распался.
***
Сегодня он обнаружил на блестящем линолеумном полу своей кухни лужу крови.Сначала он подумал, что это - галлюцинация, да и не может все быть настоящим в таком эпилептическом моргании лампы накаливания и под подошвами его серых тапок. Ближе к утру в подсыхающее красное вещество вступил кот. К обеду оно не пропало. Он позвал хозяйку, которая пришла в шок и вызвала полицию. Те долго извинялись. Доктор Рид, надо же!
Когда приехали ФБР-овцы, он закрылся в комнате.
***
Никто не замечал, как начал терять рассудок глава отдела. Наверное, это началось, когда он взялся за то свое очередное дело, которое оказалось далеко не очередным. Или когда убили его бывшую жену. Или когда искали маньяка с трассы 78. А может, раньше. А может, позже.
Во время своего последнего дела Хотчнер начал казаться совсем странным. Замкнулся в себе, начал курить, перестал комментировать действия идиотов-полицейских. А потом начались галлюцинации. Ничто не помогало. Сначала ему просто кололи снотворное, потом давали какие-то таблетки со сложными названиями, которые Рид, конечно, запомнил бы, если хотел, а потом пришлось вернуться в Куантико.
Убийца с трассы 78 заманивал к себе проблемных детей, которых не принимали в компании, но с появлением команды жертв он начал выбирать себе более хаотично. Детей он отвозил к себе домой, закрывал в подвале и долго пытал, пока те не умирали от болевого шока. Их было восемнадцать, среди них - семилетний сын Аарона Джек, которого отец взял с собой в город.
Убийцу с трассы 78 не поймали.
Спенсер приходил в больницу, но к Хотчнеру его не пускали. Если бы доктор действительно хотел, он бы смог получить разрешение проведывать бывшего начальника, но он не мог заставить себя подойти к нему, посмотреть ему в глаза. Вместо этого он отправлялся сразу к лечащему врачу, интересовался состоянием Хотча, вел с ним долгие беседы о психологии и Фрейде с Юнгом и, откланявшись, уходил.
Аарон Хотчнер сошел с ума.
***
Морган ушел последним, но как ушел - картинно! Он и при жизни был склонен к клоунаде, а в последние месяцы она стала для него чуть ли не способом выживания. Когда он, на бешеной скорости и в пьяном виде катаясь по городу, все-таки врезался в бетонное ограждение, это было вполне ожидаемо. И даже здесь он умудрился отличиться: взорвал машину. Нет, не машина сама по себе взорвалась от соприкосновения случайной искры с пробитым бензобаком, нет. Он сам все это подстроил, сам - рассчитал ли Дерек каждый свой шаг с самого утра или спонтанно бросил зажигалку, Рид не знал, но был уверен в том, что шанс спастись у него оставался. Но агент Морган растратил его практически впустую. Раньше бы он такого не сделал. Раньше. Раньше-раньше-раньше.
"Знаешь ли ты, Дерек, самоуверенный Дерек с темным прошлым, Дерек-мечта всех девочек отдела от семнадцати до шестидесяти семи, что тогда ты спас меня от самоубийства? Тогда, после случая с этим робким пареньком из персонала гостиницы? Я стоял на крыше и смотрел в солнце, именно в солнце, и ловил собой ветер, и думал, как было бы хорошо испытать это явнее, пусть даже и в последний раз, но явнее. И, когда я уже раскачивался на носках у самого края пропасти, пришел ты, и что-то ляпнул, и я ушел в номер."
Неприязнь. Вот что гений испытывал к этому засранцу. Неприязнь к самоуверенной улыбочке и его коронному "я-всегда-с-собой-беру-нет-не-видеокамеру-пушку", неприязнь к каждой его отличительной черте, к каждому привычному жесту. Неприязнь всем существом, липкая, какая-то пошлая, пропитывающая душу, как старую тряпку, физически ощутимая при любом прикосновении к Моргану, будь то дружеское похлопывание по плечу, случайное столкновение или как тогда, в лифте. Рида мутило от самого себя, - и кто тогда просил его хвататьДерека за руку? - мутило от самой неприязни, от которой он начинал задыхаться. Но по-настоящему его начинало подташнивать, когда в неприязни начинали проскальзывать искры то любви, то ненависти. Он никогда не знал их, в смысле, любви и ненависти - таких, чтобы искренне, всей душой. Гений был человеком полумер.
Но он не мог не быть привязанным к Моргану - часть его "семьи" все же. И от этого факта ему действительно хотелось выть на луну.
Потому Рид и плакал, когда ему пришлось - почему полиция не может сделать это сама? людей не хватает у них, что ли? - вытаскивать из машины обгоревший труп. По частям. И смотреть при этом в глаза его матери и сестер. И Пенелопы. И еще каких-то бывших его подружек. Он бы точно так же не стал бы запоминать их имена, но почему-то в этот раз не получилось обмануть свою абсолютную память. Зачем ему они, действительно?
А теперь от агента Моргана остались только несколько килограммов обгоревшей плоти, гранитное надгробие и кучка бесприютных и осиротевших вещей. Он даже не успел - или не захотел - написать завещание.
Дерек Морган погиб в автокатастрофе.
***
- Привет.
- Привет.
- Как ты там?
-Нормально. Работа хорошая, город красивый, сегодня квартиру смотрели, - отделенный океаном и перебитый помехами, голос Эмили казался сегоднякаким-то особенно далеким. "Казался"? - А ты?
- Да ничего. Вернулся в институт, читаю лекции. Платят... ну не то, чтобы я со дня на день был готов стать миллионером, но на жизнь хватает, - не Эмили он сейчас вежливо врет прямо в трубку, послушно улыбаясь и делая интонации веселыми там, где этого требовала фраза. Не Эмили. Он ни за что не стал бы лгать мисс Прентисс. А вот чужой женщине, находящейся где-то в Праге, можно. И даже нужно.
"Прага," - мозг послушно выдал ожидаемые энциклопедические сведения. - "С X века является столицей Чешского государства. В 1918 году стала столицей Чехословацкой Республики. С 1960 по 1992 год - столица ЧССР, с января 1993 года - столица Чешской Республики."
- Хмм... - вздох отдается в динамике шорохом помех. - А как остальные? Никто, кроме тебя, не берет трубку.
Он не смог бы ее долго обманывать. Если бы она действительно хотела узнать.
- Наверное, опять в какую-то глухомань укатили. Маньяки же, знаешь, не всегда по мегаполисам шастают.
-Спенсер, хватит, - воот, это уже больше похоже на Прентисс. Голос ласковый, шутливый и такой щемяще-родной. Ненадолго. - Я же тебя знаю.  Тем более, в прошлый раз ты почти проговорился. Спенс, что с ними? - идеальные умоляюще-беспокойные интонации. Но он не может рассказать.
Пауза.
"Кроме того, Прага является административным центром Среднечешского края, а также двух его районов - Прага-Восток и Прага-Запад, причём ни в состав районов, ни в состав края не входит - в ней размещены лишь их административные органы."
- Извини, меня по другой линии вызывают. Я пока отвечу, хорошо подумай, что будешь мне рассказывать.
Рид терпеливый. Он ждет. Он знает, что будет дальше. Всегда было так. И будет. Пока она не захочет вернуться.
- Знаешь, давай позже поговорим. Я извиняюсь, но у меня сейчас такой аврал...
Голос вернулся в Прагу.
- Ничего. Пока.
"Прага раскинулась вдоль обоих берегов реки Влтавы. Протяжённость реки в черте города - 29,8 км, средняя глубина - 2,75 м, максимальная - 10,5 м. Внее на территории Праги впадает одна река (Бероунка, левый приток), 5 ручьёв на левом берегу и 4 - на правом. Город расположен на пяти холмах(по данным PIS - пражской информационной службы - на девяти), разделённых рекой. На Влтаве 9 островов. Климат умеренно-континентальный, зимы относительно мягкие, малоснежные. Средняя температура воздуха в январе составляет -1,7 °C, в июле +18,3 °C.Суммарное среднее годовое количество осадков составляет около 485 мм, самые дождливые месяцы - май, июнь и август, самые сухие - январь и февраль. Город богат зелёными насаждениями, они составляют чуть менее половины территории города."
- Спасибо, что понял. Пока.
Эмили Прентисс живет и работает за границей.
***
Джей-Джей, всезнающая, улыбающаяся, воздушная и всегда какая-то безупречная, была сердцем отдела. Иногда только она оставалась последней преградой на пути надвигающегося изо всех сторон, лезущего во все допустимые щели ужаса-безумия. И всегда выстаивала, и всегда смеялась, такая вечная, такая светлая, такая теплая, и брала всех в китайский ресторан. Всегда знала, в какой момент нужно подойти, а в какой - отгонять всех от двери личного кабинета, помнила, кто какую пиццу любит и какой кофе пьет.Только она могла рассказать о ком-то, кого начинаешь бояться сам, который в своем психозе переходит последнюю грань, так, что все сразу знали: мы его поймаем. И была агент Джерроу для своей команды если не матерью, то, по крайней мере, старшей сестрой. А может, ее присутствие и не давало превратиться его семье в сборище незнакомых друг другу психов?
Но в один прекрасный день, она, родная и веселая, со своейбезошибочной интуицией. Вышла из дома, улыбнулась мужу, поцеловаласына, закрыла дверь - и не вернулась. Не оставила после себя никакихследов - ни записки, ни звонков, ни окровавленного полуобнаженноготрупа. Исчезла, пропала. И даже Гарсиа не может ее найти.
Спенсер незнал, что происходит сейчас с ее мужем - смирился ли он, ищет ее илиходит по дому с пустыми глазами. Жив ли он вообще? Риду и не хотелосьузнавать, если честно.
Дженнифер Джерроу пропала без вести.
***
Онивстречались раз в неделю гарантированно, но Рид приходил туда от силы раза два. Сядут за столиком в кафе-через-дорогу, закажут что-то и будут разговаривать просто так, ни о чем. Они совсем не изменились, да и куда им? Пенелопа, как всегда, будет прятать свои настоящие проблемы за компьютерным слэнгом, шуточками и яркими цветами, а Росси... что ему? Он привык уже терять тех, с кем работал, привык к смертям, ко многому привык. Если к такому вообще можно привыкнуть.
Но Спенсеру неудобно было с ними, такими не-изменившимися. Не нравилось ему там сидеть, слушать пустой треп и притворяться, что все так же, как и раньше. Он лучше закроется у себя в квартире, не пуская никого. Сделается отшельником эдаким - не он первый. Выйдет на дневной свет лет где-то через пятьдесят, гниющий заживо, белый и мягкий, как шампиньон. Нет, пятьдесят ему много будет.
Сам он уже перестал спасать себя и свой рассудок. Шизофрения - наследственное заболевание. Сколько ему еще осталось до того, как он присоединится к матери? Или, может быть, к Хотчнеру? В любом случае, не так много, как он сам думает. Но времени хватит. Должно хватить.
Он перестал читать лекции, листать умные книги и слушать Бетховена. Бетховена... Да, кстати, он все-таки посмотрел "Заводной апельсин".
Дэвид Росси, Пенелопа Гарсиа и Спенсер Рид уволились по собственному желанию.

0

30

# 14.
Грину.
Твой чай пахнет мылом.
Не будем спешить -
Сегодня и время застыло.
И если тебя мне придется забыть,
Я вспомню: твой чай пахнет мылом.

Отброшены мысли,
Зачем они нам -
Усилия в поисках смысла?
Он слишком далек, он исчез где-то там,
Потерян. Отброшены мысли.

Ноябрьский холод.
Хоть лето пришло
И солнечный лик еще молод,
Извечные бури прогонят тепло,
Оставят ноябрьский холод.

Отличные песни
Умеешь писать.
Эмоции тянутся к бездне,
Но это не страшно. Успеть бы сказать:
"Ты пишешь отличные песни".

Рисунки на небе
Суметь рассмотреть
Ты сможешь. Хотелось и мне бы.
Но нужно остыть. Бесконечно гореть
Устала. Рисунки на небе...

0


Вы здесь » Новые КВ: память сердца » Творчество » диссонансы